ЧЕХИЯ

Чехия – не только страна замков и музеев! В Чешской Республике есть прекрасные горнолыжные и старинные лечебные курорты.

КУДА ПОЙТИ В ПРАГЕ

Прага — это не только музеи, но и респектабельное место с ресторанами высокой кухни, стильными кафе и дизайнерскими марками.

КАРЛ ВИТГЕНШТЕЙН (Karl Wittgenstein)

фото 1
фото 2
фото 3

Сегодня остов промышленного гиганта «Полди» (Poldi) – его пыльные трубы, градирни и мощные металлические конструкции – громоздится посреди города Кладно в котловине, большая часть цехов давно не функционирует, и от промышленного величия почти не осталось следа. Но на протяжении ста лет – с 1889 по 1989 год – вся жизнь провинциального города крутилась вокруг этого исполина: завод давал энергию и работу, население Кладно за эти годы выросло вдвое.

Предприятие было построено в самом конце XIX века, в период промышленного бума и окончательной победы капитализма и буржуазного общества; создал его «стальной король» Австро-Венгрии Карл Витгенштейн (Karl Wittgenstein) (1847– 1913), один из самых богатых людей своего времени, магнат и меценат, акула бизнеса и покровитель искусств, жизнь которого была прочно связана с Чехией: в 1873 году он начал свою карьеру как инженер-проектировщик сталепрокатного предприятия в Теплице, а в 1889 году уже построил в Кладно собственный металлургический завод «Полди», назвав его именем своей жены Леопольдины (сокращенно Полди), дочери состоятельного венского торговца, чьи предки со стороны отца были пражскими евреями. Стальной магнат обладал железным характером и хваткой, он любил музыку и поддерживал художников, с его легкой руки в Кладно появился не только индустриальный тяжеловес «Полди», но, например, «Домик для гостей» – эффектная вилла в стиле модерн, спроектированная знаменитым Йозефом Хоффманом, одним из основателей Венского сецессиона и главным архитектором имперской столицы. В своем венском доме чета Виттгенштайн организовала самый знаменитый в столице художественный салон, где бывали передовые художники, музыканты и мыслители – Густав Климт, Эгон Шиле, Оскар Кокошка, Райнер Мария Рильке, Малер, Брамс, Зигмунд Фрейд и др.

 

По словам историка Йиржи Коваржика (Jiří Kovařík), многие годы руководившего «Музеем Полди города Кладно», жизнь Карла Витгенштейна удивительно похожа на историческую судьбу самой империи – столь же неистовый взлет и столь же печальный крах: создав промышленное королевство, деспотичный Витгенштейн не сумел однако построить отношений с главными людьми в своей жизни – с женой и детьми, он их подавил. Будучи «человеком созидающим», К. Витгенштейн был упрям, он умел преодолевать любые преграды и навязывать свою волю, но насколько хороши эти качества были для общественной состоятельности, настолько ужасными они стали в отношениях семейных. Свой жесткий и крайне авантюрный нрав Карл Виттгенштайн показал еще в детстве. Он родился в 1847 году в предместье Лейпцига в состоятельной еврейской семье. Его дедушка носил типичное еврейское имя Мозес Майер, но по наполеоновскому декрету 1808 года предпочел поменять его на христианское, назвавшись Витгенштейном, а заодно поменял и веру – принял протестантство. Отец Карла Витгенштейна – Герман Витгенштейн (Hermann Christian Wittgenstein) – тоже был крайне предприимчив (успешно торговал шерстью), и к тому же убежденный протестант – он взял в жены девушку Фанни Фигдор из очень известной и богатой еврейской семьи Вены, перед самой свадьбой она приняла протестантство и они поженились в лютеранской церкви в Дрездене. В семье поддерживалась христианская традиция, и когда из-за германских революционных событий 1848 года семья Витгенштейн перебралась в Вену, их уже никто не принимал здесь за евреев. В семье отъявленных упрямцев Карл Витгенштейн однако был самым упрямым. Он поступил в академическую гимназию в Вене, а когда ему исполнилось 11 лет, впервые сбежал из дому, о чем позже рассказывал в своих кратких биографических записках, которые он диктовал уже взрослой дочери Гермине: «Я оставил свои учебники в гимназии, и пошел куда глаза глядят. Вечером, безумно уставший и голодный, я пришел в Клостернойбург. Я снял свой плащ и выглядел жалко. Я зашел в кофейню на городской площади и остановился в дверях. Несколько господ там играли в бильярд, и среди них был староста, который заметил меня и подошел ко мне. Я ему наплел, что я бедный бродяга из Лейпцига или что-то подобное, но староста меня быстро раскусил, велел принести для меня большую чашку кофе и булочек, и отвел в ратушу, где я и заночевал. Тем временем, пришла телеграмма из полиции. Утром я позавтракал с семьей народного слуги – все вместе мы ели из одной миски, а затем мы с ним пешком пошли в Вену, в полицейское управление, где меня ждал отец. Полицейский комиссар устроил мне нагоняй, а мои братья тогда сказали: «Да, в эпоху телеграфа не так-то легко скрыться».(1). Вскоре юного Карла Витгенштейна вообще отчислили из гимназии: он написал сочинение, в котором усомнился в бессмертии души – и разразился скандал. Отец Карла настаивал, чтобы сын сделал над собой усилие и сдал выпускные экзамены, однако сыну этого категорически не хотелось, и он сбежал из дому во второй раз – в Америку, чтобы наверняка не догнали. Одолжив 200 золотых у своей сестры, он за пару монет купил паспорт у какого-то студента и весной 1865 года высадился в Нью-Йорке. Из всего имущества у молодого авантюриста была только скрипка. К. Витгенштейн работал официантом и играл на своей скрипке на танцах; когда после убийства президента Линкольна в апреле 1865 года на все публичные увеселительные мероприятия был наложен запрет, он стал возить на лодке прессованное сено и уехал в Вашингтон, где устроился разносчиком напитков в баре: «Сначала я работал в барах для белых, а затем, обретя квалификацию, и в барах для черных – заработок там был выше»(2); через 6 месяцев он опять переехал в Нью-Йорк, где работал ночным сторожем и давал частные уроки геометрии и математики. Через полтора года, показав свой крутой нрав, Карл Витгенштейн вернулся в Вену и поступил в политехнический институт (с 1872 года Высшая техническая школа), но все равно никак не мог определиться, чем же ему заниматься в жизни. Решение было найдено случайно: в 1872 году сестра Карла Отилия выходила замуж, и на свадьбе он познакомился с братом жениха Паулем Купельвизером (Paul Kupelwieser) – сыном знаменитого художника Леопольда Купельвизера и молодым управляющим сталепрокатного завода в австрийском городе Терниц, который открывал новую сталепрокатную линию и производство огнеупорных кирпичей в чешской Теплице и взял Карла на работу чертежником. Сначала новичок Купельвизеру не понравился, однако вскоре он был приятно удивлен его прилежностью и работоспособностью, и карьера Виттгенштайна быстро пошла в гору – через пять лет он уже сменил Купельвизера на его директорском посту, когда последний уехал управлять легендарным металлургическим гигантом в Витковице (Vítkovice). Устойчивое общественное положение теперь позволяло Карлу Витгенштейну просить руки Леопольдины Кальмус, с которой они познакомились на одном из музыкальных вечеров (Карл Витгенштейн даже написал об этой встрече романтическое стихотворение), и они обвенчались в день святого Валентина 1874-го года в соборе св. Стефана в Вене. Не все шло гладко, но Витгенштейн был упрям, он мог теперь распоряжаться капиталами жены, и постепенно скупал доли в предприятиях металлургической отрасли, богател, а его авантюрный нрав лишь помогал ему в этом. Например, когда во время русско-турецкой войны, русская армия, получавшая снабжение через Румынию, столкнулась с неподготовленностью румынских железных дорог к массовым перевозкам (3), и статский советник С. Поляков взялся в рекордные сроки (в 1877-1878гг) построить Бендеро-Галацкую железнодорожную ветку(4), то К. Витгенштейн, которому удалось обойти всех конкурентов и заинтересовать Полякова, поставлял рельсы. Другой авантюрой, которая принесла Витгенштейну титул «стального короля», было «получение томасовского патента». В 1879 г в производстве стали произошел настоящий переворот: в Англии, которая в ХIХ веке занимала первое место в мире по производству железа, начали применять «бессемеровский метод» – первый массовый способ получения жидкой стали, открытый изобретателем Генри Бессемером 1856 году. Этот метод позволял легко и быстро получать большое количество стали, но, к сожалению, только ординарной: в производстве использовалась руда, богатая фосфором, которой и располагало большинство стран, но фосфор при этом переходил в сталь, ухудшая ее свойства. Проблему решили в 1878 году англичане Сидни Томас со своим кузеном Перси Джилкристом: они придумали как изменить технологию и удалить из металла весь фосфор, тем самым существенно повысив качество стали.(5)

 

Всего у четы Витгенштейн было 8 детей — 3 дочери и 5 сыновей, и почти ни с кем из них магнат не нашел общего языка, трое из сыновей, каждый по своим причинам, покончили с собой. Самые теплые отношения у К. Витгенштейна были со старшей дочерью: Гермина была первенцем и любимицей отца; названная в честь дедушки Германа, она была очень нервной (от избытка чувств у нее приключалась нервная рвота) и талантливой (хорошая музыкантша, певица и одаренная художница), именно она сопровождала отца в его деловых поездках и помогла ему собрать коллекцию картин и скульптур (Витгенштейн звал ее «мой арт-директор»). Гермина вспоминала: «Отец очень радовался картинам, с течением времени его увлечение искусством все более крепло, а художественный вкус становился все более утонченным, и он основал маленькую, но прекрасную коллекцию искусства 1870-1910 годов». Замуж Гермина так и не вышла. Имя младшей дочери Витгенштейна Маргариты (сокращенно Гретль) тоже хорошо известно в мире искусства: ее «Портрет Маргарет Стонборо-Витгенштейн» (1905) висит в Новой пинакотеке в Мюнхене. Эта картина, заказанная самому дорогому портретисту Европы Густаву Климту, обошлась миллионеру Витгенштейну в 5 тысяч золотых, что равнялось восьми годовым зарплатам школьного учителя(6);и была подарком ко дню свадьбы Гретль и американца Джерома Стонборо, который приехал в Вену изучать медицину. По мнению окружения, жених и невеста не очень подходили друг другу: ей было 22, высокая, стройная, черноглазая, она обожала веселую богемную жизнь, а жених был старше и ниже ростом, и шумных компаний не любил, но дочь миллионера не нуждалась в советах – она и сама была экстравагантной: будучи подростком, Маргарет однажды вышила подушечку в виде сердца, но это сердце было совсем не похоже на те красные шелковые сердца, которые так любят вышивать романтические девушки, оно было натуральным – с коронарными артериями и сосудами.(7). К сожалению, их брак распался в 1938 году, и вскоре Стонборо покончил с собой. Еще одной дочерью Витгенштейна была Хелена (сокращенно Ленка), именно с ней у знаменитого философа и самого младшего из детей семьи Витгенштейн Людвига были самые теплые братские отношения. Сам Людвиг Витгенштейн был явлением, человеком-парадоксом, который как сияющая комета ворвался в строгий мир логиков и математиков, вооруженный ворохом своих мыслей, которые он формулировал прямо на ходу, и стал одним из самых оригинальных философов современности. Он был хорошим музыкантом (играл на кларнете), скульптором и архитектором. Но при всей своей экспрессивности и созидательной энергии, Людвиг Витгештейн был глубоко одиноким и страдающим человеком: кончина Карла Витгенштейна перед самой Первой мировой войной в 1913 году сделала Людвига одним из самых богатых людей в Европе, но он отказался от наследства и ушел добровольцем на фронт как подданный австрийской империи, хотя был освобожден от военной службы по состоянию здоровья; война для него закончилась в пекле итальянского фронта, в плену, там он и написал свой «Логико-философский трактат». Долгие годы этот блестящий мыслитель и изобретатель страдал от депрессии. Людвиг Витгенштейн был поклонником Льва Толстого, шокировал своих европейских знакомых рассказами из русской истории, намеренно выбирая самые кровавые сюжеты, и хотел переехать в СССР. Со своим братом Паулем — еще одним талантливым Витгенштейном – у Людвига с детства были непростые отношения. Пауль был академическим пианистом, он выбрал музыку своей профессиональной стезей, но с началом войны тоже ушел на фронт, где потерял правую руку, что повергло его в депрессию, и попал в плен в Омске. Во время Первой мировой войны в русском плену оказались более двух миллионов солдат и офицеров Австро-Венгрии, в сибирские города они стали прибывать уже в первые месяцы кампании. Крайне ограниченный жилищный фонд не мог вместить всех прибывающих, и главной проблемой было отсутствие теплого жилья в условиях Сибири. В Омске для пленных выделили помещения скотобойни, цирка, здание бывшей ветеринарной лаборатории и склады общества «Саламандра», также использовались любые подходящие амбары и постройки, многие из которых не отвечали даже минимальным санитарным требованиям; люди страдали от инфекционных болезней, но бежать из плена было невозможно. Именно сюда и попал молодой австрийский музыкант после ранения. С 1915 года некоторые пленные, в основном инвалиды, получили возможность вернуться на родину, среди них был и лейтенант 6-го драгунского полка Пауль Витгенштейн.(8). После окончания войны, Пауль не оставил музыку: он преподавал и делал аранжировки известных произведений для исполнения одной рукой, а позже композиторы-современники (Штраус, Равель и другие) специально для него сочинили произведения для левой руки. Паулю рукоплескали концертные залы Бостона и Нью-Йорка, за Людвига бились кафедры Йенского и Кембриджского университетов, но все равно они были сыновьями, которые разочаровали своего отца. Так же как разочаровали его и Ганс, который был чудо-ребенком с моцартовским талантом, и уже в четыре года играл на музыкальных инструмента, сочинял музыку и любил быть в центре внимания(9); он не выдержал прессинга властного отца, бежал в Америку, где в 1902 году покончил с собой, не снеся одиночества; и Рудольф (Руди), студент-химик и гей, который тоже уехал из дому в Берлин, однажды зашел там в ресторан, заказал официанту два стакана молока, а музыканту песню «Как я одинок» (Verlassen verlassen verlassen bin ich), и на глазах у всех покончил с собой, растворив в одном из стаканов цианистый калий.(10). Воспитываясь в доме, где всегда звучала музыка, среди художников, дети выросли тонкими и нервными натурами, их интересовало искусство и наука, а Карл Витгенштейн хотел видеть их продолжателями своего дела, и единственным, кто не разочаровал миллионера, был Курт, который не выказывал большого интереса к музыке, а стал директором на одном из предприятий отца. К сожалению, в 1918 году, во время войны, офицер австро-венгерской армии Курт Витгенштейн попал в окружение и тоже покончил с собой.

 

Эпоха модерна принесла европейскому обществу новые индустриальные технологии и интеллектуальную мобилизацию, заставила отказаться от трюизма и самоочевидности, дала новую культуру и новую философию, но сохранила многие старые противоречия и конфликты, и все закончилось Первой мировой войной. Карл Витгенштейн был сильной личностью своего времени, он разбогател, хватая эти новые технологии, а с помощью баснословных прибылей от металлургических заводов по всей территории дунайской монархии легко оплачивал и строительство Дома сецессиона, и картины передовых художников. В городе Кладно ни до, ни после Витгенштейна не было построено ничего более грандиозного и более впечатляющего, чем промышленный гигант «Полди».

 

 

  1. Jiří Kovařík, Radoslava Schmelzová. Ocelový král Karl Wittgenstein: mecenáš a sběratel. Стр. 5-6.

  2. Там же. Стр. 7.

  3. Железнодорожные войска с 1851 по 1941 год. Материалы к истории железнодорожных войск Советской Армии. Военное издательство Министерства обороны Союза ССР. Москва, 1957. Стр. 20.

  4. Чегодаев П. В., Кислинский Н. А. Наша железнодорожная политика по документам архива Комитета Министров. Том 4. М, 2014.

  5. Шейпак А.А. История науки и техники. Материалы и технологии: Учебное пособие. Ч. II . Москва, 2004. Стр. 30-31.

  6. Радио Влтава. Эфир от 9.11.2011.

  7. Alexander Waugh. The Wittgensteins: Viennese whirl.//The Telegraph, 30.08.2008.

  8. Греков Н.В. Германские и австрийские пленные в Сибири (1914-1917).//Немцы. Россия. Сибирь. Омск. 1996.

  9. Радио Влтава. Эфир от 9.11.2011.

  10. Кобрин К. Венская делегация.

 

Хотите узнать больше?

Пользуясь настоящим веб-сайтом, вы выражаете согласие с сохранением и использованием cookies.
More information Ok